?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Рецензия на спектакль "Общага-на-крови" театра "Птица" (Ижевск)
поэт, Ольга Алексеева
olga11april
Спектакль театра «Птица» «Общага-на-крови» по одноименной повести великого русского писателя Алексея Иванова.


Повесть Алексея Иванова «Общага-на-крови» я читала много лет назад и она мне очень понравилась. Но, собираясь на спектакль, я не смогла вспомнить ни имена героев, ни сюжет. Зато хорошо помнила атмосферу Общаги — душную, тесную, нечистую. Я помнила ещё то, что светлый и правдивый главный герой задыхался в этом ограниченном затхлом пространстве, из которого почему-то нет выхода. Я не помнила, почему нет этого выхода. Но я помнила, что у Алексея Иванова всё закончилось очень плохо: кто-то погиб. И странно, но я не помнила, кто.
И я шла в театр «Птица», чтобы мне на все мои смутные воспоминания, подозрения и догадки по поводу «Общаги-на-крови» ответил этот спектакль.
Светлана Шанская и её театр «Птица» ответил мне на мои вопросы, и рассказал ещё много-много о душе молодого человека, о драматизме взросления и о трагизме бытия.
Хочу ещё заметить, что спектакль режиссёра Светланы Шанской «Общага-на-крови» - это новое художественное произведение, совсем не тождественное повести Алексея Иванова. Можно назвать это скромным словом «инсценировка», можно более солидно «сценарий», но я бы назвала это более точным по отношению к Светлане словом «Пьеса», потому что Светлана Шанская именно написала новую пьесу по мотивам повести Иванова, и если бы Светлана Георгиевна записала текст спектакля на бумаге (я надеюсь, что записала) и решила опубликовать в печати, то по Закону об авторском праве авторство этой пьесы принадлежит товарищу С. Г. Шанской.

Спектакль получился, и он, на мой взгляд, лучше повести. Лучше, потому что автор спектакля драматизировал прозу Иванова, хотя гибель главных персонажей у Иванова изначально подразумевала драму, но любовь прозаика к описаниям местности и внутренних состояний героев маскировала конфликт. Светлана Шанская вычленила конфликт, отбросив описания и оставив только действия героев и диалоги, усилила драматизм, придала истории нужную динамику.
Как я поняла конфликт в спектакле «Общага-на-крови» театра «Птица»? Мне показалось, что главный конфликт происходит между полным бесправием студентов и абсолютным произволом начальства Общаги. Конфликт между слабостью и силой. Между студентами и Комендантом (с кучкой приживал), которые олицетворяют собой Власть. Конфликт происходит и на разных других уровнях. Это конфликт Правдивости (даже наивности) с приспособленчеством и хитростью. Это конфликт Мечты и реальности. Это конфликт свободы и насилия. В спектакле много оттенков, и не только серого, но разных цветов.
Сейчас, через несколько дней после спектакля, в глазах стоит картинка: герои мечутся, как испуганные зайцы, стремятся забиться в норки, но повсюду натыкаются на тупых, ленивых и плотоядных псов.
Что ещё помогает в спектакле для его постижения? Да, романс «Белой акации гроздья душистые» (или как он называется?) - этот тонко и точно вписанный рефрен спектакля переводит действие и конфликт на новый уровень. Он вписывает спектакль в контекст русской культуры, раздвигая горизонты тесной и душной Общаги. С высоты взрослого опыта многих поколений романс намекает на то, что в молодости всё воспринимается гораздо острее, но выход есть. Выход в другую жизнь, где цветёт акация и дышится полной грудью. Но в в те времена, когда «мы были наивными», «как же мы молоды были тогда», к сожалению, мы часто не замечаем эту настежь открытую в мир дверь. Или закрытую, пусть даже на большой амбарный замок. Но дверь можно открыть.
Герои «Общаги-на-крови» почему-то не видят, что есть дверь не на крышу, а просто прочь из Общаги. Почему? Может быть, потому, что выйдя из этой Общаги, пройдя мимо белой акации, глотнув воздуха, героям нужно снова устраиваться в какой-то другой Общаге — заводской, общепитовской, автозаводской... Вон, на Ворошилова, всё ещё стоят три эти автозаводские высотки — три «Общаги-на-крови», в которых у людей прошла целая жизнь...
Если когда-то, у Чехова, прорвалась надежда «Вся Россия — наш сад», «через сто лет...» или «через двести лет...», то вот вам, через сто лет всего лишь «Вся Россия — Общага-на-крови».
Нет взрослеющим детям выхода из Общаги. Выход один — на крышу — в полёт, в смерть... Или дать себя сломать.
И вот в этом, в очень драматичном финале, когда Главный Герой гибнет, я вижу главную нелогичность драмы Алексея Иванова. Смерть героя не вытекает из логики развития конфликта. Я не знаю, так ли у Иванова, но в спектакле Светланы Шанской логика такова, что Главный Герой — Отличник — побеждает. Все сломались, все уступили тупой и глупой власти, Отличник — нет. Он остался правдивым, чистым. И по всей логике спектакля он, повзрослевший герой, приняв горькую правду, просто выходит из этой «Общаги-на-крови» в мир, где «Белой акации гроздья душистые» цветут себе. И когда повзрослевший Отличник попадёт в очередную «Общагу-на-крови», он будет уже мудрее и сильнее. И он снова выстоит.
Вот почему в спектакле появляются театральные маски — они объясняют некоторую условность древнегреческого финала. Маски нужны, чтобы оправдать трагедийность финала, которая не вытекает из логики конфликта. Смерть Героя условна. Он погибает из-за любви, потому что погибла его Любовь, его Любимая. Но Серафима — героиня-мечта - погибает совсем уж случайно, нарочито случайно, просто по воле автора. И получается, что конфликт отдельно, а смерть героя — отдельно. Но, с другой стороны, мог ведь! Теоретически — мог. В молодости всё хочется, хотя бы в мечтах, довести до трагического финала. Так устроена молодость, так жгут и ранят чувства — боль безответной любви, боль несправедливости, предательства друзей.
С этой точки зрения финал — очень логичен. Пусть они умерли! Хорошо, что они умерли. Они, такие — чистые, наивные, искренние, добрые — на самом деле умерли. Те, что выживут, будут другими. Трезвее и старее.
И поэтому даже мы — трезвые и старые — плачем чистыми слезами. Жалко Отличника, жалко до слёз. Какой он прекрасный, какой честный!
Все артисты играют великолепно! Это такой ансамбль, такое взаимопонимание, такая благородная каторжная работа! Все индивидуальны, запоминаются. Все прекрасно держатся, хорошо двигаются, хорошо говорят. Как Артём спел ту песню!
Спасибо всем! Спасибо, «Птица»! Спасибо, Светлана!

Преданная вам Ольга Николаевна Алексеева
29.10.15